Выберите областьЗакрыть

Вход в личный кабинет

Вы впервые пользуетесь сервисами bycard.by
или у Вас уже есть аккаунт?

Создание аккаунта

Укажите любую удобную Вам почту, на которую
мы сможем присылать уведомления о Ваших заказах.

Что бы зайти в Личный кабинет в следующий раз,
нажать кнопку входа через соцсеть будет достаточно!

Связывание аккаунтов

Введите Вашу почту и пароль от личного кабинета.

Александр Марченко. «Опиум» мы нахально назвали самым честным спектаклем

28 мая в студии «Black Beast Media» снова покажут «самый честный» спектакль «Опиум», премьера которого состоялась в апреле прошлого года и просто взорвала всё театральное пространство нашей страны. В преддверии сего события ByCard встретился с режиссёром постановки Александром Марченко и поговорил с ним о том, как удалось убедить беларусов «скинуться» на спектакль, кому стоит сходить на «Опиум», если он всё ещё этого не сделал, и какие новые проекты подарит Беларуси режиссёр, чей спектакль был признан лучшим в 2016 году.

 

 

ByCard: «Опиум» — первый беларуский спектакль, собравший больше четырёх тысяч рублей на постановку при помощи краудфандинга — давайте ещё раз напомним об этом беларусам. Расскажите, пожалуйста, кому пришла в голову идея обратиться в «Улей» и действительно ли вы верили в удачность проекта, когда стартовали? Тогда ведь в принципе краундфандинг не был популярен в Беларуси.

 

Александр Марченко: Идея не моя: инициатива податься на краудфандинговую площадку «Улей» исходила от Анжелики Крашевской, директора Центра визуальных и исполнительских искусств «АРТ Корпорейшн». Меня предложение заинтересовало, и мы начали подготавливать визитную карточку проекта для площадки. Конечно, если бы продвижением кампании занимались только режиссёр и актёры, было бы сложно и, наверное, не осуществимо: в процессе работы лично я почерпнул для себя много новой информации, всё потому, что никогда особо не интересовался этим вопросом. Поскольку «Улей» на тот момент существовал в Беларуси не первый год, я про него слышал, но никогда подробно не рассматривал деятельность платформы, так как не понимал, чем она может быть полезна мне, после «Опиума» мнение изменил, конечно. Так вот, нам очень помогли и ребята из «Улья», и «АРТ Корпорейшн», поэтому всё получилось. Верил ли я в успех? Сказать «нет» не могу. Скорее, не было ощущения уверенности в том, что сработает. С другой стороны был тревожный интерес: поскольку спектакль создавался в непривычной театральной манере, у нас было много «но», много неизвестных переменных, пожалуй, этот момент неопределённости и дал возможность пережить всю эту ситуацию.

 

© ART Corporation

 

ByCard: Чем, на ваш взгляд, спектакль привлёк спонсоров: своей «честной» историей или удачными подарками?

 

А. М.: Мотивы наших спонсоров были разнообразны. Поскольку пьеса на протяжении всего проекта по сбору денег находилась в открытом доступе, некоторые писали: «Материал мне не интересен, а вот на команду, которую вы собрали для участия в постановке, я бы посмотрел».  Были люди, которые реагировали на меня, актёров, поддерживали саму идею, не ожидая конкретного результата. То есть многие просто задавались вопросом: «Сработает или нет?» — им хотелось понаблюдать, поучаствовать в процессе и увидеть результат. И это хорошо, это говорит о живости беларусов.

 

ByCard: Вас удивили беларусы?

 

А. М.: Как сказать… Последние два миллиона мы докладывали своими силами. Те же 150 человек, которые поддержали проект, далеко не чужие нашей команде люди: кто-то более знакомый, другие — отдалённо известные. В общем, я хорошо представляю себе круг людей, который вложился в это дело — и это точно не портрет нации.

 

ByCard:  Так или иначе, проект состоялся, есть ли желание продолжить собирать на постановки при помощи «Улья»?

 

А. М.: Сама по себе возможность собрать средства на реализацию спектакля — уникальна, в тоже время я понимаю: чтобы она сработала, проект должен быть мощным. «Опиум» мы нахально назвали самым честным спектаклем: мы верили в это, знали, что дело правое, поэтому и обратились за помощью к людям. Скажу даже так: если есть сопротивление со стороны «официального» искусства и ты понимаешь, что очень важно его преодолеть, в любом случае найдёшь альтернативный выход. Если же ситуация таковой не является, эксплуатировать подобного рода обращения к людям я не стану: собирать на каждую постановку — нельзя.

 

© ART Corporation

 

ByCard: Немного о материальном: четыре тысячи рублей для постановки в Беларуси — мало?

 

А. М.: Для «Опиума» этой суммы было достаточно: у нас не было сложной машинерии, спецэффектов, к тому же «на счету» спектакля уже были средства. Конечно, этих денег для спектакля мало: аренда помещения, работа людей и другие затраты требуют сумм в два, три, а то и в пять раз больше.

 

ByCard: В одном из интервью вы сказали: «Предназначение театра — заставлять зрителя рефлексировать, задумываться о своём месте в жизни». Как думаете, «Опиум» справился с этой задачей?

 

А. М.: «Опиум» с этой задачей одновременно и справляется, и нет. Как ни странно, в случае с этим спектаклем все зависит от того, кто его сморит: от зрителя. К слову о последнем — это ещё одна моя большая радость: зрители «Опиума» уникальны тем, что у них нет никаких ожиданий от постановки, так как они знают, что события могут разворачиваться по-разному. Посему я не могу сказать, что «Опиум»  — уникальная вещь, которая даёт возможность словить инсайт или испытать катарсис.

 

ByCard:  Какой отзыв об «Опиуме» вам буквально въелся в голову?

 

А. М.: Их несколько. Самый лаконичный из них звучал так: «Это было очень больно, но спасибо, что позволили мне эту боль испытать». Второй — очень длинный, его оставила девушка, которая живёт в городе, где разворачиваются события постановки (Рогачёв — прим. ByCard).Так как для неё всё в спектакле было узнаваемым, вплоть до названий, она очень прочувствовала его, о чём нам и написала.  А из негативных запомнились бесконечные записи типа: «Ну, зачем нам ещё раз смотреть на то, что мы видим в жизни каждый день?»

 

© ART Corporation

 

ByCard: И что вы отвечали на последние?

 

А. М.: У меня нет готового ответа на этот вопрос, хотя я задумывался о нём не единожды: и правда, зачем людям на это смотреть? Мне кажется, пока в жизни происходят события, освещённые в «Опиуме», они должны быть предметом искусства. Понятно, что мы преподносим события преувеличенно, в концентрированном виде — они не являются на 100% тем, что происходит за окном.  Но такие вещи нужны, чтобы давать возможность обществу осознавать… Единственное против чего я протестую — несознанка, когда люди не отказывают себе в удовольствии прикинуться шлангом, мол, я тихонечко лежу себе на грядке и ничего не замечаю. Драматургия же позволяет формировать сознание.

 

ByCard: Вы начали говорить о целевой аудитории «Опиума», давайте продолжим тему: как бы вы описали типичного зрителя этой постановки, кому посоветуете приходить?

 

А. М.: Приходить нужно людям, которые хотят раздвинуть представление о театральных жанрах, которые готовы к тому, что театр — это не только чёрный кабинет, сцена и зрительный зал, которые могут позволить себе экспериментировать с привычными формами. Плюс, также важно понимать, что драматургия — это не фантастика или сказка, а зеркало, отображающее реальность, в которой мы живём. В общем, это не те люди, которые ищут в театре развлечения.

 

ByCard: А какие беларуские спектакли нравятся вам?

 

А. М.: Я смотрю всё и практически сразу после премьеры — это часть моей работы, к тому же хочется понимать тенденции. Иногда приходится себя переламывать, иногда — нет. Вот «Войцек», которого недавно в Купаловском поставили, очень меня порадовал. Огорчают лишь отзывы, которые я слышу по отношению к этому спектаклю: «Какой-то непонятный, давайте не будем показывать». Эти оценочные суждения людей, вовлечённых в театральную жизнь, о том, что театр должен быть понятным и воспитывающим, напоминают мне ком, скатившийся из Министерства культуры. Театр — это не научная или церковная кафедра, он предназначен для совершенно другого.  В первую очередь, это место, где рождается продукт эстетический, а раз уж мы говорим про эстетику, то должны понимать, что «безобразное»  — такая же форма искусства, как и «прекрасное». Меня пугает, что театралы Беларуси перестают думать об этом.

 

© ART Corporation

 

ByCard: Не будем забывать, что сегодня на театральную жизнь происходит негласное давление.

 

А. М.: Оно вполне гласное. Есть документ, инициирующий приём спектаклей экспертным советом. Все их замечания, по их же утверждениям, носят рекомендательный характер, потому они выражают их исключительно в словесной форме. Лично мне эта ситуация крайне не понятна: почему, раз уж есть комиссия, она не выдаёт экспертизу — внятно сформулированный документ, объясняющий претензии, как это происходит, когда, например, ту же почву на экспертизу отправляют. Лично мне бы хотелось получать от этих экспертов официальные бумаги, с которыми можно работать: соглашаться, оспаривать и так далее. Сейчас же всё это больше напоминает кулуарные разговоры, междусобойчики людей, которые знают, что лучше для беларуского зрителя, а не театра, хотя сами в нём ни одного дня не проработали.

 

ByCard: Люди театра ведь часто говорят о проблемах, мол, что у «сцены» нет денег, молодым режиссёрам не дают пробиться... А какие, на ваш взгляд, существуют трудности у нашего театра? Помимо тех, о которых мы уже поговорили.

 

А. М.: Есть только те сложности, о которых я сказал: всё остальное — не проблема. Денег нет — это факт, но их никогда не бывает в достаточном количестве, даже в хорошие времена, поэтому театралы всегда стараются придумывать малобюджетные формы. Лично мне не хватает чёткого понимания, что это — наши старания, новые формы спектакля и так далее — кому-то нужны. Я говорю не про чиновников, а в целом про ощущение движения в театре. Но не все так плохо, на самом деле, сегодня есть проектные, репертуарные, антрепризные спектакли, на которые можно прийти и поржать, и в милоту впасть, а может и в прелесть. В общем, выбор у минской публики есть.

 

ByCard: Беларуский режиссёр Андрей Курейчик говорил о том, что вся театральная сцена Беларуси всё ещё находится в Советском союзе: не появилось никаких новых веяний, жанров. Вы же создаёте что-то новое и независимое. У вас есть цель поднять национальный театр или вы просто делаете то, что вам нравится?

 

А. М.: Нет у меня такой цели: ни один вменяемый режиссёр не может поставить себе такую задачу, хотя бы потому, что в документе «Режиссёрская экспликация» присутствуют такие понятия, как тема, идея и задача. Я хочу при помощи театральных форм выражать то, что во мне резонирует с сегодняшним днём и не думать о том, как это отразиться на репутации национального театра.

 

© ART Corporation

 

ByCard: Насколько я знаю, скоро Беларусь увидит ваше новое творение, можем об этом поговорить?

 

А. М.: Мой новый проект «Anti[gone]»  зародился на семинаре «Ценности, ответственность, будущее» проведённом по технологии аспен-семинара. Это недельное мероприятие, на протяжении которого люди из различных общественных слоёв: культуры, спорта, бизнеса, обсуждали тексты философов, начиная от Аристоля, заканчивая писаниями наших дней. К слову, было просто удивительно наблюдать, как личности, в силу своей профессии, разного менталитета видят в одном и том же произведении абсолютно разные нюансы и акценты. Так вот, по окончании семинара, организаторы события предложили мне поставить спектакль по мотивам «Антигоны» Софокла, я — согласился. Мы долго работали над формой, в итоге пришли к тому, что роль Антигоны исполнит профессиональная актриса, а в ткань повествования мы вмонтируем участников семинара, которые актёрами не являются. Например, Владимира Шиблинского, наверняка многие слышали о его концертном агентстве, Марину Полинину, двукратную чемпионку мира по тайскому боксу, Марину Штрахову, организатора живых библиотек, и других людей, которые что-то делают в общественном пространстве Беларуси, которые расскажут свои истории, схожие по проблематике с теми, кои обозначал Софокл. Премьера спектакля состоится 13 июня в музее Азгура.

 

ByCard: И напоследок: если бы не режиссёром, кем бы вы хотели быть?

 

А. М.: Очень часто думал на эту тему: всю свою юношескую часть жизни я хотел быть врачом, поэтому и приходят мысли на тему, чтобы было со мной, пойди я в «мед», в который собирался поступать еще в десятом классе. Иногда мне кажется, что жизнь была бы лучше, с другой стороны, я понимаю — то, чем я занимаюсь сейчас, даёт мне более широкую палитру красок.

 

Беседовала Ирина Михно

 

Купить билет  на спектакль «Опиум» (18+) >>

 






Для того чтобы оставить отзыв, вы должны войти или зарегистрироваться.